Меню
16+

Сетевое издание "ELANSKIE-VESTI" (Еланские вести)

15.02.2021 11:43 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

В Афгане – вся душа бойца

Из воспоминаний воина-интернационалиста

За наградами мы не гонялись,

Просто делали то что могли.

Мы с душманами яростно дрались

За свободу афганской земли.

Виталий Иванов.

Время все больше отдаляет нас от событий, которые проходили в далеком Афганистане в восьмидесятые годы. Однако память о той войне по-прежнему болью отзывается в сердцах тех, кто в ней участвовал, тех, кто ждал домой своих сыновей, отцов и мужей. Многих наших односельчан тоже не обошла стороной Афганская война. Тогда еще совсем юные ребята, только что окончившие школу и строящие планы на будущее, даже представления не имели, что им выпадет служить в Афгане, как они говорят. А незнакомые слова «Баграм» и «Кандагар» станут почти родными. Вот этим восемнадцатилетним-двадцатилетним парням довелось столкнуться с ужасами войны, посмотреть в лицо смерти и пережить потерю товарищей.

Уроженец села Большой Морец Николай Васильевич Кульгускин на службу в армию был призван осенью 1985 года. Попал в Туркмению, на границу, в город Кушка. «Учебка» – всего три месяца. Это был ускоренный курс военной подготовки. А что было дальше – в его воспоминаниях.

«Стрелял, стрелял и стрелял»

- Ашхабад. Мы сели в самолет, а приземлились в Кандагаре. Была глубокая ночь, но вокруг было светло, потому что со всех сторон огонь и огонь! Попал туда, где мне открылась картина после боевых действий. Можно сказать, попал просто в ад.

Солдат распределили по казармам, по подразделениям. Мое место службы – застава, бригада минометчиков, военная часть 71176. Я был наводчиком миномета. Мы тогда любили говорить: «Без нас – никуда!» Жили в маленьких домиках. Чем занимался? Стрелял, стрелял и стрелял…

Заставы – это самая главная надежда на безопасность. Их было много, и все они разные. Нашей задачей было обеспечить охрану колонн. Место такое, что нападению и обстрелу душманами мы подвергались постоянно. С гор дорога хорошо просматривалась, и наши колонны «обстреливать» духам было очень удобно. Они могли стрелять в любое время суток, потому что горная местность им знакома. Душманы палили из автоматов и гранатометов, порой было страшно из-за визга пуль и взрывов. Грунтовая дорога, ведущая от бетонки к заставе, часто минировалась, были и подрывы.

На заставе круглосуточно велось наблюдение из окон и с часовых вышек. Кроме того, в постоянной готовности находилось одно из основных боевых средств: БТР, танк или миномет. Ночью службу несли сдвоенные посты по всему периметру заставы: обычно три или четыре. Часто уснуть было невозможно: постоянно шла стрельба.

Как я уже говорил, мы постоянно сопровождали колонны. Бывало так, что часть машин проезжала, а другие – подрывались на минах.

Связь с внешним миром мы держали по рации. Из вооружения у нас были БТР и автоматы. На груди – бронежилет, на голове – панама, без которой там просто не выжить. Горы, палящее солнце и раскаленный песок, жара до 70 градусов. С продовольствием проблем не было, а вот с водой было не так просто, как хотелось бы.

«Но судьба оказалась благосклонной»

Я с ребятами нес службу на блокпостах. Неоднократно бывал в опасных ситуациях и мог погибнуть, но судьба оказалась ко мне благосклонной. А ведь многие сослуживцы погибли на чужой земле. В Афгане смерть таилась повсюду. Но разве задумывались мы, солдаты, в то время: зачем и почему воевали? Не до того было. Нам дали приказ, что нужно охранять южные границы нашей Родины, а мы честно и добросовестно выполняли свой интернациональный долг.

Афганская война была очень жестокой. Солдаты не знали, кто перед ними – друг или враг. Днем местный житель мило улыбался тебе, а ночью брал автомат и стрелял в твою сторону. Враг не жалел никого: ни детей, ни стариков, а тем более нас.

…Писал домой письма, в которых… все было хорошо. Как и все мои сослуживцы, считал дни до отправки домой. В моей памяти всегда живы боевое братство, взаимовыручка и самопожертвование. Да, самопожертвование, но умирать никому не хотелось.

Еще много можно чего рассказать про службу, но оставим это на потом…

Из памяти не сотрешь

Проходит год за годом, но не стереть из памяти то, что было на той страшной войне. А сны… эти сны вновь и вновь напоминают об Афганистане. Участники боевых действий и сегодня не знают покоя. Душа остается там, в далекой стране. До сих пор Николаю Кульгускину снятся бомбежки, от которых вылетают стекла из окон домов. А горы! Эти страшные горы ходят прямо ходуном. Автомат… Его беспрерывные очереди… Разрывающиеся под ногами снаряды, подорванный БТР… Смешалось все: и техника, и солдаты. И каждый раз пахнет смертью…

Трудно было матери Николая, когда он один год и девять месяцев исполнял свой интернациональный долг. Это время для нее превращались в вечность. Но каждое письмо, полученное от сына, было утешением и надеждой на возвращение его домой.

Самолет рейсом Кандагар-Кабул-Ташкент доставил его на родную землю, он вернулся домой живым. А ведь многие не смогли – они погибли в Афганистане. Нельзя, чтобы участники той войны, их служба и подвиги были забыты современным поколением.

А руки – золотые

Николай Кульгускин живет в поселке Елань живет уже много лет. Вместе с супругой Людмилой вырастили свою гордость – сына Алексея. Имя это Николай выбрал не случайно. Лучший его друг с «учебки» Алексей Титов, тоже минометчик, подорвался на мине, когда уже вышел приказ об увольнении. Он с товарищами ехал в бригаду в Кандагар, сделать некоторые покупки для дембелей. Но БТР не доехал до места. Тогда погибло три солдата, остальных контузило и ранило. На том месте поставили памятник – камень, а на нем башня от БТР. Вся застава тогда дала клятву – назвать своих сыновей именем Алексея Титова. Такая вот история.

Он живет сейчас в городе, работает в Волгоградской областной прокуратуре. Часто бывает в гостях в отчем доме, и каждый раз его взгляд падает на новое изделие отца. Какие изделия, спросите вы? Объясню. Благодаря проснувшемуся таланту у Николая появилось хобби – поделки. Мало кто оставался равнодушным, увидев их. Мой собеседник оказался очень творческой личностью. Это о нем писала газета «Еланские вести» в 2015 году — публикация «На что способно вдохновение». Изделия из дерева очень точные и аккуратные, изделия из металла – это просто неповторимо! Здесь есть талант сварщика, ведь этой профессии он посвятил свою жизнь. Работа с металлом очень сложна, и поэтому поделки, выполненные с помощью сварки, являются настоящим произведением искусства. Его «дракон», «ворона» и «фонарь» восхитительны! А «жуки»?! Какое же нужно терпение чтобы все это сделать! Николай Васильевич – пчеловод. Но для меня было приятной неожиданностью его цветочное хозяйство радует родственников и знакомых: 50 разновидностей хризантем и 30 видов хосты!

Всеми своими увлечениями Николай Кульгускин занимается с любовью и творческим подходом, у него просто золотые руки. При этом всегда остается очень скромным человеком. Не зря наш поэт Владимир Аринушкин писал о его хобби: «Творит он, благородством увлекая». И пусть его творчество будет продолжаться как можно дольше. Оно радует Николая и дает возможность дальше жить в гармонии с собой.

Февраль… Как и каждый год, вновь встретятся афганцы. Николай Васильевич Кульгускин с нетерпением ждет встречи с теми, кто прошел афганскими дорогами. Тогда он наденет костюм с медалями и на какой-то миг окажется в тех далеких восьмидесятых годах. С грустью в глазах «афганцы» вспомнят то, что нельзя забыть. Вспомнят о тех, кто на эти встречи уже не придет никогда. Здесь каждый поделится тем, как прожил год с последней встречи. А из года в год у воинов-интернационалистов в памяти эти слова:

Афганистан – там до конца

Осталась вся душа бойца…

Л. АЛЕШИНА,

внешт. корр.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

60