Меню
16+

Сетевое издание "ELANSKIE-VESTI" (Еланские вести)

25.01.2021 08:45 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Нина Семеновна Давыдова: «Хочу, чтобы у всех детей было хорошее светлое будущее»

24 января исполнилось 80 лет замечательному человеку – ветерану труда Н. С. Давыдовой. Ее трудовой стаж составляет 42 года. Она – отличник народного просвещения, многие годы отдала работе с детьми. Награждена многочисленными грамотами и благодарственными письмами как районного, так и областного значения. Пока работала, в течение 20 лет была постоянным членом комиссии по делам несовершеннолетних и постоянным членом призывной комиссии военкомата, в течение пяти лет работала в РККПСС, была председателем районного женсовета.

С коллективом

Семья

Нина Семеновна Давыдова (Мясина) родилась в уютном и красивом селе Терса 24 января 1941 года в большой рабоче-крестьянской семье. Ее отец – Семен Андреевич Мясин – уроженец Елани, был, как тогда говорили, молотобойцем (жестянщиком). Умел делать ведра, лопаты, койки железные и т. д. Мама – Клавдия Прокофьевна Мясина (Федорова) — родом была из Терсы, работала в колхозе, а во время войны села за штурвал комбайна. Старшая сестра – Валентина Штефанова – медик по образованию, работала на «скорой помощи», а затем была отправлена райвоенкоматом на службу медсестрой в советскую военную часть, базировавшуюся в Германии. Потом жила на Украине.

Ах, молодость!

Когда Нине пришло время пойти учиться в школу, семья переехала в Елань. После 10 классов средней школы № 2 («заполяновской») она поступила в Дубовское педагогическое училище. На последнем курсе в числе лучших студентов была выбрана комиссией Областного отдела народного образования, получив направление на работу учителем начальных классов в хутор Смирновка Киквидзенского района. Нина Семеновна вспоминает, что стоял дождливый октябрь и до хутора она добиралась на лошадях. Стала работать в школе. Познакомилась с Павлом Михайловичем Давыдовым, который был инженером-механиком, заведовал мастерской в колхозе им. Коминтерна. В его семье было пять братьев и две сестры.

- Мы жили тогда так дружно! Ведь люди раньше были совсем другими – добрыми, открытыми, простыми и отзывчивыми. Все делалось с открытой душой. Раньше мы не видели друг в друге какой-то опасности, как сейчас, во время эпидемии, а жили как братья и сестры в большой советской стране.

Переехала жить в Елань

В августе 1961 года Нина и Павел поженились. Муж еланский, но из школы ее не отпускали. Говорили, что, если устроилась по направлению – отрабатывай положенное. Характеристику давать не хотели, но так как она настаивала, выдали. Сразу ее читать в кабинете начальника было неудобно, но, когда вышла раскрыла – там было написано: «Алексей Егорович (заведующим был тогда Коробков), принимай – не ошибешься. Не хотел отпускать, но вышла замуж и хочет в Елань – пришлось отпустить». До госэкзаменов Нина Семеновна работала учителем и заведующей в Смирновской начальной школе Киквидзенского района.

После окончания педучилища в 1961 году была направлена старшей пионервожатой в Еланскую восьмилетнюю школу № 3 («кладбищенскую»), по совместительству вела уроки французского языка в 5-8 классах. Самой высокой оценкой педагогического мастерства молодого педагога было уважение опытных учителей, любовь детей, признание родителей: «Яка гарна дивчина!»

С 1969 года Нина Семеновна назначена учителем начальных классов в родную «заполяновскую» школу. Здесь проработала 13 лет, выпустив несколько классов (были классы по 40 человек!). Это счастливые годы работы. Она радовалась каждому дню, который дарил ей встречу с учениками, их победам, помогала преодолевать трудности. Позже Н. С. Давыдова будет удивляться, как все успевала делать?! Семья, дети, тщательное продумывание каждого урока, классного мероприятия, спортивных соревнований, концертных программ для выступлений в школе, детском саду, на предприятиях… А ночью готовила дидактические материалы, наглядные пособия и… готовилась к сессии, ведь она уже студентка-заочница Балашовского пединститута. Сильный и дружный педколлектив школы гордился успехами молодых учителей. Нину Семеновну приняли в ряды КПСС, доверили пост секретаря парторганизации. А затем стали всячески уговаривать и настойчиво приглашать на работу в райком партии.

- Я отказывалась, – рассказывает Нина Семеновна. – Говорила им: я люблю детей, хочу с ними работать, и ведь закончила заочно Балашовский пединститут.

Но все равно как активного, целеустремленного коммуниста, Давыдову в 1982 году в приказном порядке переводят инструктором РК КПСС, где работает до 1991 года, затем ее переводят на должность инспектора школ.

«Чужих детей не бывает»

С 1994 года Н. С. Давыдова назначена ведущим специалистом Районного отдела народного образования по охране прав детства. После реорганизации ей присвоен квалификационный разряд «Советник муниципальной службы 1 класса». Трудовую деятельность заканчивает в 2002 году.

За время работы имеет много наград: грамоты, благодарности, медали. Она отличник народного просвещения, но самая большая награда — любовь и признание людей.

Работа по охране прав детства — это особый вопрос. С болью в сердце и слезами на глазах Нина Семеновна вспоминает это тяжелое время.

- Болит душа за эти 10 «пропавших» лет в девяностые, – вспоминает Н. С. Давыдова. — «Лихие 90-ые годы»… Прошло уже 30 лет. Но невозможно забыть, выбросить из памяти и сердца эти трудные годы, тяжелые для всей страны и для всего народа. Я говорю это не голословно. Более 10 лет мне пришлось работать с детьми, по воле судьбы оставшимися без попечения родителей.

По страницам памяти

Самый большой, неизгладимый след в памяти и душе оставила работа с детьми-сиротами. В 90-ые в стране перестройка, демократия, гласность, свобода. А по сути дела была полная анархия и разрушение страны. Колхозы распались, предприятия обанкротились. Люди остались без работы, без средств к существованию. В поисках работы родители уезжали в разные края, бросая свои семьи. Некоторые не возвращались по разным причинам, а были случаи, когда погибали. Другие просто спивались. Но, самое страшное, что самыми незащищенными оказались несовершеннолетние дети. Их, совсем маленьких, оставляли родители в роддоме. Слава Богу, не было ни одного случая, чтобы детей бросали на улице или в контейнере. Родители просто отказывались от детей. У них не было никакой возможности их воспитывать. И, самое обидное, непростительное, что в то время детей бросило государство. Все вопросы, включая финансирование, были возложены на местный бюджет.

На учете в отделе образования в 1991 году состояло семь подопечных детей. Через год их стало уже 84. Опеку оформляли в основном бабушки и дедушки. Посторонние не брали, так как платили на одного подопечного 467 рублей, да и те давали с задержкой. А ведь дети болели, и их надо было лечить. Одному мальчику необходима была операция глаза, девочке – операция позвоночника. И их надо было делать вовремя. Приходилось брать опекуна с паспортом и со всеми документами на ребенка, и, как говорится, идти по миру – собирать деньги. И ходили, просили. В основном, люди откликались. Просили в администрации – тоже помогали. Вот так мы выживали в эти трудные годы.

Отдела опеки и попечительства тогда не было. Была одна штатная единица в районо: инспектор по охране прав детства. Детей от 0 до 18 лет в районе было около 12 тысяч. Объем работы рос с каждым днем. Пришлось в оперативном порядке перестраивать работу. Я очень благодарна нашим землякам – неравнодушным людям. Создали Совет опеки и попечительства. В каждом образовательном учреждении были избраны общественные инспекторы по охране прав детства. Была налажена тесная связь с нашей ЦРБ, особенно с детским отделением, роддомом, поликлиникой, стационарным отделением. Главным врачом тогда работал В. И. Фролов, главным детским врачом была Л. Д. Вальчук (светлая ей память), а заведующей стационарным отделением – Л. А. Мозгунова. Помогал нам весь медицинский персонал детских отделений. Все они были очень ответственны. Подключались к нашей работе и сельские Советы. Утро начиналось со звонков. И к 9 часам я уже знала, какое положение с детьми. День был занят работой с семьями, решением вопросов о помощи заболевшим детям и, конечно, о помещении детей в стационарное отделение. Это был надежный причал брошенных детей. Привозили их неухоженных, с болячками по телу, больных, простуженных. Сестрички, нянечки относились с пониманием, по-доброму. На следующий день после помещения в ЦРБ мы приходили к детям, а они – чистые, их уже выкупали, переодели. Они – улыбаются!

До сих пор не могу забыть мальчика пяти лет. Его пришлось определять в областной детский дом: под опеку никто не взял. Привезла его, стоим на порожке. Я ему рассказываю о детском доме, о том, что здесь он будет жить теперь, что у него будут друзья. Если бы вы видели глаза ребенка... В них столько грусти, боли и… такая безысходность! Он, глядя на меня, спросил: «А ты будешь ко мне приходить?» Я сдерживаю себя, чтобы не расплакаться, объясняю, что Волгоград далеко… но как будет возможность, обязательно зайду. Да, дети маленькие, но они мыслят по-взрослому. Детям нужна родная душа.

Позже по инициативе Л. А. Зубаревой на базе Вязовской больницы был открыт детский приют. Доктором был С. И. Иванцов – прекрасный врач и заботливый человек. Он и лечил детей, и беседовал с ними. Дети-сироты – это страшно. Такая боль, что вынести невозможно! Как эти маленькие дети тянутся к родителям, какими бы плохими они ни были…

Мы привозили в приют детей, они жили там, пока я их не определю. Стало немного полегче. Но с документами мне приходилось работать только дома по ночам. Машины не было. По Елани в семьи, на суд ли, на собрание ли в школу ездила на велосипеде. Я сотрудничала тесно с нашей районной газетой, выступала на общешкольных собраниях. И это помогало. О каждом случае звонили оперативно, не только на работу, но и домой. Помню, как мы спасли от голодной смерти грудную девочку. Одна приезжая дама родила, сбежала с ребенком из роддома, оставила его в неблагополучной пьющей семье и уехала в Москву, якобы на заработки. Девочке не было и двух месяцев, жизнь ее висела на волоске. Еще бы день или два – случилось бы непоправимое. Но мы все-таки успели, и наши еланские врачи ее спасли – выходили. Конечно, по долгу службы в мой адрес поступали и угрозы. Да, не без этого. Но мне все помогали справляться: и Администрация, и милиция, и прокуратура, а также многие люди.

У нас много отзывчивых, неравнодушных людей. И мы работали большой командой под девизом «Чужих детей не бывает». Ни одного ребенка мы не потеряли!

Сейчас у меня есть мечта. Хочу, чтобы у всех детей было хорошее светлое будущее, а у нас в стране – достойное образование.

Е. СЛЕСАРЕВ.

Фото из личного архива Н. С. Давыдовой.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

182